Старая Сызрань
gldddddddd ddddddd gldddddddd gldddddddd gldddddddd
   

Сызранская Гидроэлектростанция

Предистория

1919 год. Только что Сызрань покинули чехи. В городе, как и в стране, - голод, у крестьян отбирают хлеб, волнений почти нет, безропотный народ умирает от холеры и брюшного тифа. И в это суровое время в Сызрани находится меч-татель, который считает, что вот именно сейчас можно и нужно запросто построить ГЭС! Самое интересное, что во всей Советской России еще не было возведено ни одной гидростанции, а он, видите ли, хочет в Сызрани?!

Этим мечтателем был Абрам Романович Фрадкин - незаметный заведующий отделом государственных сооружений Усовнархоза. Как он рассказывал, идея возникла 'под влиянием агитации центральной печати об использовании белого угля', т.е. воды рек. Впрочем, именно в 1919 году был заложен первый камень в первую после революции, Волховскую ГЭС.

канал Сызранской ГЭС

На строительстве канала. 5 июля 1927 г.

Честно говоря, Фрадкин слегка лукавил, ибо ленинский план ГОЭЛРО появился в соответствии с резолюцией сессии ВЦИК 3 февраля 1920 г. А комиссию по электрификации России (ГОЭЛРО) образовали только 21-го числа того же месяца. С другой стороны, Абрам Романович был человеком башковитым, и предвидел те удивительные возможности, которые давала городу излучина реки Сызранки.

Фрадкин не просто предложил, он, как сказали бы сегодня, представил некий бизнес-план, реализовать который можно было за 2 года. Стоимость - 1 млн. золотых рублей. Это было относительно немного, ибо в проекте предусматривалась 'трудгужповинность'. То есть народ, за чисто символическую плату, должен был отработать определенное время на народное хозяйство, а владельцы лошадей - предоставить и их тоже.

Предполагаемая мощность будущей ГЭС, при падении воды с высоты 10-ти метров составляла 2000 кВт. В апреле 1920 года А. Р. Фрадкин делает первый доклад в исполкоме. Он показывает схему расположения плотины, гидростанции, обозначает ее ориентировочную мощность.

Идея Сызранской ГЭС продолжала витать в воздухе. Бывший председатель исполкома тов. Р. Рейн вспоминал, что летом, а может, осенью 1920 года пришел к нему зав. коммунальным отделом меньшевик Винижевский и стал доказывать, что при небольших затратах, в Сызрани можно построить ГЭС на том же месте, что предлагал Фрадкин. Гость не был большевиком. Поэтому товарищ Рейн вполне правильно предположил, что тот просто хочет вытянуть деньги у Советской власти. Но на следующий день меньшевик привел с собой 'правильного человека' - инженера  Никифорова,  который,  опять-таки ссылаясь на трудгужповинность, считал, что за пару лет ГЭС построить можно. Тогда тов. Рейн лично на пролетке выехал на место (р. Сызран) и убедился, что 'овчинка выделки стоит'.

Кроме денег нужны большие изыскательские работы: какой грунт вокруг, метеоусловия, как вода течет, каков ее уровень в разное время года. Выделили на все про все 50 тысяч 'бумажных'. Однако дело закрутилось - посыпались отношения в 'Главэлектро' (г. Москва). Появились курьеры, командированные. Москва, воодушевленная порывом народных, сызранских, масс выделила миллион тогдашних денежных знаков. Однако эти деньги осели в Симбирске в губэлектроотделе.

Тов. Рейн ушел на повышение - стал председателем губисполкома. Он честно признается, что особенно жилы для Сызрани не рвал, потому, что 'весь наш партийный, советский и профессиональный аппараты занимались более важным делом - борьбой с голодом'.

В городе имелась электростанция мощностью в 144 кВт. По мере возможности она давала ток. Но ее электроэнергия была дорогой - стоимость 1 кВт/час составляла 12 копеек, а от ГЭС предполагалось втрое дешевле...

144 кВт на город с 50-тысячным населени-ем - это ничто. Некоторые предприятия имели свои генераторы. Поэтому выгода в три раза воо-душевила многих.

Одними из первых идею поддержали мукомольщики. В городе было 5 мельниц и их вла-дельцы готовы были вкладывать деньги в новое дело. Тем более, что водяных мельниц остава-лось совсем мало. А еще были лесопилка, кожзаводы, махорочная фабрика, типография, желез-ная дорога, тоже заинтересованные в получении дешевой электроэнергии. Сегодня мы называем это 'долевое участие'.

Немного истории. Когда появилась первая ГЭС в России - вопрос интересный и достаточно спорный. Считается, что она построена в Зыряновске в 1892 г. Была четырехтурбинной и предназначалась для шахтного водоотлива из рудника на речке Березовке.

канал Сызранской ГЭС

фото 5 мая 1928г. Строительство Сызранской ГЭС

В то же время по-настоящему самая первая ГЭС в России была построена еще в 1857 году на Валдае. И до сих пор находятся в рабочем со-стоянии три турбины по 4 киловатта. Когда-то, говорят, местный барин сделал ГЭС для каруселей - на потеху.

Первая гидроэлектростанция в Иркутской губернии появилась в 1896 г., в Ленском горном округе. Ее построили на р. Ныгри (приток р. Вачи), вблизи прииска Павловский, использовав для этого мощные деривационные сооруже-ния, применяемые ранее для промывки золото-носных песков.

Следующую ГЭС построили на р. Бодайбо в начале XX в. Всего в Ленском золотопромыш-ленном районе до революции было возведено шесть гидроэлектростанций с установленной мощностью 2 МВт. Их энергия использовалась для производственных целей - механизации многих трудоемких процессов на приисках, а также для бытовых нужд. А суммарная мощность электростанций России в 1913 году составляла 1,1 млн. кВт.

После революции 1917 года знаковой стройкой была, конечно, Волховская ГЭС. К 1925 году на ее строительстве работало до 12 тысяч человек.

Торжественное открытие Волховской ГЭС состоялось 19 октября 1926 года. Это была пер-вая гидроэлектростанция в России, построенная при Советской власти. В те годы она была самой крупной в стране. Ее мощность в пять раз превы-шала мощность всех электростанций дореволю-ционной России. Всего через пару лет после пус-ка она обеспечивала 62,6 % потребления энергии народным хозяйством центральной России.

 

Война с чиновниками

В апреле Фрадкин делает доклад и получает поддержку. Уже в июне 1920 года тов. Р. Рейн посылает его в Москву, в ВСНХ (Высший совет народного хозяйства) для сообще-ния и 'исходатайствования конкурса на детальный проект и ассигнования кредитов'. Каккомандированный исполкомом, он имеет право ехать в международных вагонах. Ехал Абрам Ро-манович радостный и окрыленный, ибо твердо верил в свою счастливую звезду. Доклад он про-читал, чертежи представил и даже 'выбил' деньги. Их перевели опять-таки в губернию. Даже отдали Сызрани, но... чуть позже, когда они практически обесценились.

В 1923 году подкинули деньжат из губер-нии на проведение изыскательских работ. Все ученые мужи поддерживали идею, говорили об уникальности излучины Сызранки. Два профес-сора - Рейхман и Поливанов - давали высокую оценку этому проекту, однако позднее 'Электроплан' внес ГЭС в ориентировочную смету по бюджету на 1925-1926 гг., предусмотрев ссуду в 300 тысяч рублей.

Сызранцы стучались во все возможные две-ри. Глебу Максимилиановичу Кржижановскому, Председателю Госплана СССР, типографским способом отпечатали красивое письмо. Оно было за подписью ответ, секретаря Укома РКП (б) Шолмова, председателя УИКа Нестерова и инженера Никифорова. Глеб Максимилианович родился в Самаре, и обращались к нему как к земляку. К тому же он еще до революции предлагал построить ГЭС в районе Жигулей. Кржижановский сыграл определенную роль в возведении Сызранскойстанции. От нее, кстати, предполагалось дать электричество не только на Сызрань, но и на Уваровку, Образцовое, Батракские выселки, Батраки, Костычи. Всего - в 2 тысячи хозяйств.

Рабочий комитет строительства Сызранской ГЭС

Рабочий комитет строительства Сызранской ГЭС.

В 1925 году стоимость строительства оцени-валась в 1,1 млн рублей. Денег у Москвы просили только 600 тысяч, остальное готовы были собрать на месте.

12 октября 1925 года рассматривается предложение Сызранского УИКа о выработке плана расширения городской черты под новые застройки на 3 стороны. В частности, по таким направлениям: северо-восточном (к Батракским выселкам) - за полотном Сызрано-Вяземской железной дороги; северо-западном, за полотном Московско-Казанской магистрали, в юго-западном, на площади Монастырской горы и с. Образцового. Как показало время, решение о расширении города было весьма кстати. В будущем все так и получилось.

13 июля 1925 года состоялось очередное заседание Нижне-Волжской секции 'Электроплана'. Кроме инженеров, здесь присутствуют представители от НКВД и Военно-строительного управления. Комиссия рассматривает вопросы электроснабжения Сызрани, Казани, Пензы, Астрахани, Ульяновска и других.

По Сызрани планируется установка трех генераторов общей мощностью 1680 кВт при годовой выработке 6 миллионов кВт. Себестои-мость энергии должна составить около 4 коп. за киловатт. Полная стоимость строительства - уже 1 200 000 рублей на два сезона. УИК обещает собрать 461 000 рублей с дохода коммунальных предприятий и взять ссуду 150 000 рублей у губернии. У Москвы город просит кредит в 650 000 рублей.

Решили выделить Сызрани 300 000 рублей на 1925-1926 гг. Кстати, 'признано рациональным дать энергию на артиллерийские склады' (Сердовино). Строительство Сызранской ГЭС продолжается

Строительство ГЭС продолжается.

Затем проект идет на рассмотрение нижеследующих Высших органов Союза: Президиума ВСНХ СССР, Секции Энергетики Госплана СССР, Президиума Госплана СССР, Пленума Госплана СССР, Наркомфина СССР, СТО и Совнаркома СССР. В течение 7 месяцев, начиная с июня по декабрь 1925 года, рассмотрение сметы переходило из органа в орган с неоднократным возвращением в 'Главэлектро' на ее пересоставление. Наконец в начале февраля 1926-го было принято решение о выделении из госбюджета170 000 рублей. По сегодняшнему курсу это примерно 12-14 миллионов.

Следует также отметить, что у ГЭС были и противники. Так, некий профессор Соловьев стал проталкивать идею электростанции на газах от перегонки сланцев на Кашпирруднике. Мысль была не очень хорошей, ибо этот вид топлива - не самый лучший, да и энергия была бы дорогой. Электростанцию на сланцах все-таки построят (отдельные машины от нее сохранились до наших дней), но она давно уже не работает.

 

что делать ?

Стройка предстояла сложная. Излучина Сызранки имеет длину около 5 км и идет под уклоном. Надо было перерезать ее водоканалом, а в конце пути построить ГЭС. Перепад составлял около 10 метров. Но это - далеко не все, нужно было создать достаточно большое водохранилище, чтобы не зависеть от сезонных колебаний уровня. Это сейчас, глядя на Сызранку, мы считаем, что она всегда была такой. Увы, в те времена летом ее можно было перейти, не снимая брюк и не замочив их. Для создания водохранилища надо было построить плотину длиной около трехсот метров. А это - тоже большая инженерная работа. Предстояло осушить дно, снять метров 10 ила (исследования показали, что он есть), уложить водяные краны и только потом приступить к возведению самой плотины. Это сооружение должно быть сверхнадежным, ведь если что случится - вода зальет весь город.

 

Начало работ

Проект строительства утвердили 29 мая 1926 года. Приступили к работе с количеством рабочих 36 человек, к декабрю это число увеличилось до 940. К 1 января 1927 года было вынуто 80 тысяч кубов земли и скальных пород, вовсю шла заготовка материалов. Цемента - 19 тысяч бочек, 12 тысяч пудов железа. Работа была адо-ва: из всей 'механизации' - лошади и тачки, да еще лопаты.

12 октября 1926 года был заключен договор на изготовление '3 комплектов водяных турбин системы Френсиса на заводе им. Калинина, в Москве по 1180 л. с. каждая'. Генераторы заказали на заводе 'Электросила' в Ленинграде, а затворы и подъемные механизмы на заводе 'Баррикады' в Сталинграде.

5 августа 1927 года, вечером в городе пошел дождь. Лил всю ночь. Уровень воды на Сызранке поднялся на 2,20 метра, в результате чего левая перемычка была размыта и вода пошла в котлован. Подъем воды продолжался и к 6 часам утра достиг 29,40 метров, после чего горизонт воды стал медленно понижаться.

Дело осложнилось тем, что этот же дождь размыл плотину в Репьевке, в результате воды стало еще больше. Последствия ливня пришлось устранять дополнительными расходами.

Строительство здания станции

Строительство здания станции

ГЭС собирались построить к 1 мая 1928 года. Однако реальная жизнь вносила свои коррективы. Конечно, в сторону, как удорожания, так и увеличения сроков. Надо сказать, что сооружению нашей ГЭС помог опыт 'Волховстроя'. Оттуда прислали не только людей, но и механизмы, оборудование. Добывали отовсюду, что можно: машины, цемент, железо. В то время начальником строительства был бывший работник 'Волховстроя' В. И. Пуговкин. А с 1928 здесь стал командовать инженер Николай Федорович Шапошников. Впоследствии он возводил ряд круп-ных ГЭС, а потомбыл главным инженером строительства Волжской гидростанции.

От сумы да от тюрьмы...

18 января 1928 года над стройкой стали сгущаться тучи. Было понятно, что к 1 мая дело не закончат. Губернские власти, глядя, как деньги текут в Сызрань, решили перестраховаться и про-сигнализировать о возможной нерентабельности ГЭС, грозились 'дело' передать Прокурору Республики. Прибывшая в Сызрань Правительствен-ная комиссия, конечно, нашла немало просчетов. В частности, '.Комиссия находит, что станция экономически не оправдывается, что к установ-ке станции было приступлено без предваритель-ного учета хозяйственной мощности губернии и уезда'. Дескать, куда нам столько - 1680 кВт? И вообще, 'Сооружение станции дело преждевременное' - достаточно немного расширить существующую. Далее комиссия отметила: если вначале считалось, что стоимость станции пред-полагалась в размере 1 700 000 рублей, то сей-час дело идет к 4 800 000 и даже к 5 млн. рублей.

Однако, понимая, что уже вложено 3 миллиона и относить их в убыток еще хуже, комиссия отмети-ла что 'в СТО ( Совет труда и обороны СССР) нужно будет задуматься. Видимо станцию придется строить, так как вложено 3 000 000 рублей'. И, конечно, найти виновников удорожания в УИКе.

Обошлись без прокурора. Но, по рассказам бывалых людей, НКВД очень внимательно следило за работой станции, особенно в военные годы. Бывало, сажали за то, что уровень в водохранилище понижался, отсюда падала выработка энергии. И никакие отговорки, во внимание не принимались.

В те времена потребление электрической энергии было несколько ограничено. Достаточно сказать, что для освещения комнаты в 18 кв. мет-ров обходились лампочкой в 60 ватт.

Общий вид опалубки колонок и перекрытия машинного зала

Общий вид опалубки колонок и перекрытия машинного зала.

 

Ее так долго ждали

И вот наступило 5 октября 1929 года. 14 затворов плотины размером 3х6 м перекрыли путь реке. Пруд с бешенной скоростью - 9 куб. м в секунду стал наполнятся водой.

Даже сегодня размер пруда впечатляет: дли-на-до 18 км, зеркало - 8 кв. км, объем - 31 млн. куб. м, глубина до 10 метров! Расход воды от 3,6 куб. м до 820. Плотина протянулась на 326,7 м. Она под-держивает напор в 10,5-11 м. Ее высота -17,4 м общим объемом в 19 100 куб. м. Кроме этого, была сооружена земляная дамба в 26 600 куб. м. Наконец прорыт канал длиной 161 м, об-щей глубиной 18 метров и шириной по верху почти в 10 метров.

Прошло чуть больше месяца, станция заработала! Как обычно, к памятной дате. В тот день отмечали сразу три праздника - 12-ю годовщину революции, 'окончательную отстройку гидростанции и открытие рабочего клуба в Вознесенском монастыре'. Там же, в обители, находился кинотеатр, который в народе называли 'Тыквой'. К слову, в монастыре находилось и управление стройкой.

На торжественном собрании представитель окрисполкома тов. Калякайкин зачитал доклад о международном и внутреннем положении страны, заклеймил позором церковь и поздра-вил всех с успешным окончанием строительства электростанции. 27 лучших рабочих получили в награду шубы, костюмы, плащи и даже сапоги, 97 строителей - только благодарность за сознательное отношение к труду. Мы не знаем, было ли застолье, были ли произнесены тосты за великое будущее ГЭС, однако, говорят, что в основание плотины замурованы две бутыли. 18 ноября водохранилище было заполнено. И станция заработала 'в штатном режиме'.

Вот, собственно, и вся история. Как это ни странно, но газета 'Красный Октябрь' весьма скупо освещала такие знаковые события, как строительство, и в особенности его окончание. За три месяца - три короткие, достаточно пустопорожние заметочки.

Но официально ГЭС приняли только 4 июня 1930 года. Все это время станция работала, дава-ла ток. Естественно, за ее работой внимательно следили, выявляли недостатки. Недоделок было достаточно много, дело-то серьезное, но все они носили непринципиальный характер. 11 членов комиссии, подписавших акт, констатировали, что 'ВЭОГИДРОСТРОЙ сдал, а Сызранский Окрисполком принял гидроэлектрическую установку на р. Сызранка, установленной мощностью 3000 лош. сил. В целом работа выполнена удовлетворительно'.

Надо сказать, в ходе сооружения ГЭС уделялось большое внимание качеству работ. Строители постоянно советовались с учеными по поводу надежности плотины. И только после их дозволения работы продолжались.

Сызранская ГЭС

Сызранская ГЭС.

В 1934 г. профессор Н. П. Пузыревский от Государственного института сооружений, обследовав ГЭС, писал: 'В общем, гидростанция представляет собой надежное по прочности, компактное целое, несмотря на разнообразие сооружений, легко обозреваемое с одного места. Простота сооружений, при их крупных размерах, наглядность их расположения, наконец, красота местности - все это должно привлекать массовые экскурсии на осмотр гидростанции...' Во время войны сотрудниками ГЭС вокруг станции был разбит великолепный фруктовый сад.

Забегая вперед, скажем, что в 1999 и 2004 годах надежность гидротехнических сооружений подтвердил госэнергонадзор России. Сызранской ГЭС, единственной в области, была выдана декларация безопасности.

В 1929 году история Сызранской ГЭС только начиналась. Впереди были славные годы работы. Были победы, проблемы, была война. Но ГЭС работала и работает по сей день. Есть идея сделать ее памятником.

Автор: В.М.Толкачев

 

см. Сызранская ГЭС (2 часть)